Коротко


Подробно

Фото: club-admiral.com

Непрофильный бизнес

На чем зарабатывают российские музыканты

Солист группы «Руки вверх» взялся за поставки говядины. Сергей Жуков убежден, что на российском рынке дефицит качественного мяса. Его предложением уже заинтересовались многие рестораны. Какой еще непрофильный бизнес держат российские музыканты? И насколько это прибыльно? Об этом Алла Пугачева.


Компания Сергея Жукова под названием Meatmeatmeat будет заниматься оптовыми поставками охлажденной баранины и говядины. Потенциальные клиенты фирмы — столичные гостиницы, рестораны и кафе. Это далеко не первый проект музыканта, связанный с общепитом. У него уже есть сеть баров «Руки вверх», ресторан «МореМоре» и кондитерская Cupcake Story. Изначально Жуков искал поставщиков для своих заведений, а потом решил сделать на этом бизнес. Об этом певец рассказал «Коммерсантъ FM».

«Мы нашли под Санкт-Петербургом очень хорошее мясо. Впоследствии стало понятно, что его можно покупать не только для своих ресторанов, но и продавать дальше — конечному пользователю, потому что эта мраморная говядина безумно шикарного качества. Стало понятно, что на рынке есть дефицит и хорошей баранины, и хорошего ягненка. Оказывается, нужно не только это, например, в плов идет и курдючный жир, и масса всего, помимо самого мяса», — пояснил он.

На вопрос о том, почему Жуков для инвестиций выбрал именно рестораны, он ответил, что эта отрасль проще и понятнее. Видимо, такого же мнения придерживается большинство звезд российской эстрады. Это самый популярный непрофильный бизнес у артистов. Александр Розенбаум, например, владеет сетью пивных в Санкт-Петербурге «Толстый фраер», у Сергея Шнурова там же ресторан «Кококо», Тимати недавно открыл бургерную Black Star Burger в Москве. Отличился Сергей Лазарев, который сделал ставку на еду для животных. Его кондитерская «Пудель-Штрудель» доставляет торты для собак по Москве и Петербургу.

«Звездным» заведениям гораздо легче обратить на себя внимание при вхождении на рынок, чем любым другим новым проектам, подчеркнул гендиректор агентства PRT Глеб Сахрай.

«Многие контрагенты будут больше доверять такому бизнесмену. С ним более охотно будут встречаться те же рестораторы. Например, Ginza — один из крупнейших ресторанных холдингов — в свое время активно занималась партнерством со звездами, выделяя им какую-то долю в акциях ресторана, привлекая таким образом посетителей», — напомнил он.

Звезды также активно пробуют себя в сфере услуг. У Наташи Королевой есть два салона красоты в Москве. Еще одна популярная сфера для вложений — одежда. Филипп Киркоров открыл в Москве бутик Phill 4 You. Но встречаются и менее предсказуемые решения. На прошлой неделе стало известно, что Стас Михайлов стал совладельцем строительной компании «Строй инвест». При запуске бизнеса знаменитости редко подробно анализируют ситуацию на рынке, отметил эксперт в области селебрити-маркетинга Вадим Кормилицын.

«Если в окружении есть какие-то люди, которые могут рассказать о бизнесе, привлечь, то это является лучшим аргументом, чем отчет инвестиционной компании. Это происходит по принципу личного доверия к окружающим людям или партнерам по бизнесу», — отметил он.

Звездное имя в качестве бренда не всегда гарантирует успех. Пример тому — чипсы от Аллы Пугачевой. Примадонна начала их производство в 2001 году, но за пять лет так и не смогла наладить сбыт. Эксперты объяснили провал тем, что потребители чипсов — это не аудитория певицы.

В отличие от Сергея Жукова, эксперты настроены менее оптимистично по поводу мясного бизнеса музыканта. Они отмечают, что недостатка на этом рынке нет, а конкуренция там высокая.

Наглядно

все спецпроекты

актуальные темы

все темы
все проекты

обсуждение